Главная
 Хроника
 Ладога - парк
 Нормативные акты
 Статьи
 Ладога. Приладожье
 О проекте
 Обратная связь

http://spok.onego.ru
http://www.eco.rian.ru/


Ладога. Приладожье

А. Яншин, А. Мелуа

Как удалось остановить загрязнение Ладоги

Ладога — еще одно озеро, где переплелись проблемы охраны вод от загрязнения и переброски стока северных рек.


Ладожское озеро. Первые упоминания о нем (древнее название озера — Нево) содержатся еще в «Повести временных лет». Это самое крупное пресноводное озеро в Европе, снабжающее сегодня водой свыше 5 млн. человек. Площадь озера 17 700 кв. км.


Ладожское озеро замыкает систему великих озер на северо-западе РСФСР*) и является частью озерно-речной системы, занимающей территорию около 260 тыс. кв. км. Самые крупные озера этого бассейна после Ладожского — Онежское, Ильмень и Сайма (на территории Финляндии), которые связаны между собой реками Свирь, Волхов, Вуокса.

Водосборный бассейн кроме этих крупных озер и рек включает в себя около 50 тыс. озер и более 3 тыс. рек и речек.


Объем воды в озере 908 км3, что в 4 раза больше среднегодового стока Волги. Полный цикл обновления воды длится 12 лет.
Вытекает из озера одна река — Нева.


Из природных достопримечательностей Ладоги следует назвать ладожскую нерпу, относящуюся к семейству настоящих тюленей. Она включена в Красные книги СССР и РСФСР*).


Как и в Байкале, в Ладоге вода всегда была очень чистой, поэтому она поступала в водопроводы с минимальной очисткой или совсем без нее, пока не появились на ее берегах промышленные предприятия.


В последние 50—60 лет*) Ладога обмелела на 2,5 м, и процесс этот продолжается: воды в озере убавилось на 100—150 куб. км, что составляет по объему три Чудских озера.

Известно, что объем воды в озере влияет на его экосистему: когда уровень воды в Белом озере поднялся на 2 м, рыбы в нем стало значительно больше, в то же время уменьшение уровня воды в Севане резко сократило численность популяции рыбы.


За последние 25 лет увеличилось втрое поступление в Ладогу фосфора, который стимулирует развитие сине-зеленых водорослей. Характерные ранее для Ладоги диатомовые водоросли интенсивно вытесняются синезелеными, которые не ест ни один обитатель озера.

В конце 70-х годов впервые были отмечены негативные явления, связанные с эвтрофированием озера (эвтрофный: от греческих «эу» — хорошо, «трофе» — пища). Большое поступление биогенных питательных веществ (главным образом азота и фосфора) вызвало бурное развитие водорослей. Нарушился баланс с другими звеньями экосистемы — зоопланктоном и бентосом. Огромные массы органического вещества исключаются из круговорота и выпадают в придонные слои, где, разлагаясь, отбирают кислород из водной толщи. Водоросли гниют, потребляя кислород, придавая воде неприятный вкус и запах. Озеро становится мертвым.

Цветет южная часть Ладоги, в меньшей степени — центральная зона. Течениями биогенные вещества переносятся вдоль восточного побережья в северную часть озера.


Впадающие в Ладогу реки на многих участках забиты затонувшей при сплаве древесиной. Теперь молевой сплав леса не ведется, но изъять из реки затонувшую древесину оказалось сложно.


Ленинградские аквалангисты, исследуя озеро, всюду видели следы деятельности человека, на дне был обнаружен даже трактор, занесенный илом.


Сократилось поголовье ценных рыб во впадающих в озеро реках, в прибрежных водах озера участились случаи массовой гибели рыбы.

Нева, питающая Ленинград водой, в своем истоке перестала отвечать санитарно-гигиеническим требованиям.


В Волховской и Свирской губах озера повысились концентрации тяжелых металлов, в том числе меди и свинца.

Даже на прибрежной растительности начало сказываться загрязнение воды: кустарники, деревья имеют желтые, нездоровые листья.

На побережье Ладоги находятся города с промышленными объектами: Приозерск, Петрокрепость, Новая Ладога, Сортавала, Питкяранта, Лахденпохья и др. Многие заводы и фабрики расположены и на берегах впадающих в озеро рек. Только предприятия целлюлозно-бумажной промышленности ежегодно приносили более миллиона рублей убытков ладожскому рыбному хозяйству. Например, Лесогорский завод искусственного волокна хотя и далеко от Ладоги, но загрязняет и ее своими стоками в Вуоксу.

Волхов несет в Ладогу максимальный поток загрязнений: в реку поступают сточные воды новгородских предприятий, прежде всего крупнейшего объединения «Азот».

До недавнего времени много загрязнений поставлял и Киришский биохимический завод. Зарегистрированы случаи залповых выбросов парафина с Киришского нефтеперерабатывающего завода.


Острой экологической проблемой (и не только в окрестностях Ладоги) стала утилизация отходов свинокомплексов и птицефабрик. Они отличаются повышенной токсичностью: из-за них не идет больше на свои нерестилища рыба в реки Кобона, Назия и др.

В особенности ухудшается состояние вод весной, когда с талыми водами в реки и озера смываются удобрения, мусор и прочие загрязнения.


С 1972 г. животноводческий комплекс «Пашский» работал без очистных сооружений. Здесь откармливается около 20 тыс. бычков. Часто навоз струей течет в речку Воронежку, а затем в Ладогу. Штрафные санкции измеряются миллионами.

Но недавно комплекс совместно с Ленгипроводхозом все же построил очистную систему: навоз собирается в накопителях, отстаивается, жидкая часть по трубопроводам поступает на поля с кормовыми травами, а твердый остаток возится на торфяные поля для получения компостов. Все это обошлось «Пашскому» в 12 млн. руб., хотя полностью решить проблему отходов пока не удалось.


С созданием в Приладожье колхозного рыбоводческого хозяйства выбросы загрязнений предприятиями в реки стали более редкими: появилась конкретная организация, которая за причиненный рыбному хозяйству ущерб подавала на виновников в суд. Даже этот хозяйственный способ контроля стимулировал промышленников к охране природы.

Пригодился и сброс теплых вод ГРЭС-19 — они были использованы в рыбоводческом хозяйстве.


По некоторым рекам до недавнего времени продолжался молевой сплав леса. Озеру и рекам досаждали моторные лодки, суда речного пароходства. Часть судов прямо на Ладоге осуществляла сброс бытовых отходов, прикрываясь разрешением служб санитарного надзора.

Суда, прежде всего глиссирующие, с мощными двигателями, губят икру, мальков, рыбу, другие живые организмы, обитающие в воде и грунте водоемов.

На животный и растительный мир озера губительное действие оказывают и слитые нефтепродукты. В критическом состоянии оказались на Ладоге нерестилища леща, удака, сиговых рыб.


Предприятия Минлесбумпрома спустили в озеро коло 200 млн. куб. м промышленных стоков, треть из них пришлась на Приозерский целлюлозный завод.

Из рук вон плохо велось строительство очистных сооружений; водоохранных объектов на Окуловском и Сясьском Целлюлозно-бумажных комбинатах, на Приозерском Целлюлозном заводе, в Пикалевском производственном глиноземном объединении, на филиале завода подъемно-транспортного оборудования в г. Лодейное Поле, на других предприятиях.

В 1987 г. все еще задерживался пуск в строй очистных сооружений Сясьского ЦБК, Лесогорского завода искусственного волокна, проектный институт «Ленгипроводхоз» затянул разработку документации по созданию водоохранных зон бассейна Ладоги.


Приозерский целлюлозный завод был построен без очистных сооружений, отходы сбрасывались в реку Вуоксу. С годами реке приходилось все труднее: мощности завода наращивались. В середине 60-х годов было принято окончательное решение — очистные строить. А пока заводу разрешили сбрасывать отходы в озеро Дроздово — в отгороженную от Ладоги часть ладожского залива Щучьего.

Решение было «временным» — на пять лет. Прошло 25 лет. Завод сбрасывал 58 млн м3 ядовитых стоков ежегодно: около 40 тыс. тн органики, 1200 тн взвешенных веществ, около 350 тн биогенных элементов... Только теперь уже этот «бульон», переполнив через край озеро Дроздово, шел в Ладогу. Причем концентрация вредных веществ «на выходе» из озера Дроздово стала во сто крат опаснее, чем на его «входе». Озеро превратилось в генератор особо опасных загрязнений. В озере Дроздово скопилось свыше 1,5 млн. тн промышленных стоков. Ежедневно из него уходило в Ладогу по 20 тыс. тн отравленных грунтовых вод.

Аэрофотосъемка показала: сточные воды из Дроздово распространяются вдоль берега Ладоги в юго-восточном направлении на расстояние до 100 км, и их “язык” приближается к истокам Невы. Возникла угроза Ленинграду).


Такое положение дел бьет прежде всего по здоровью населения. Вода, этот бесценный дар природы, одно из главных условий жизни, становится источником и разносчиком болезней. По данным Всемирной организации здравоохранения, ежедневно 25 тыс. человек умирают от употребления воды, отравленной промышленными отходами.

В эту статистику вносил вклад и Приозерский комбинат. При северном ветре, со стороны озера Дроздово, в городе становилось трудно дышать. Нет чистой воды, нет чистого воздуха — что может быть страшнее для человека?!


Надо сказать, что очень долго после пуска ЦБК в Приозерске было благополучно с экологической обстановкой. Но благополучие это было мнимым. Нечистоты постепенно накапливались, по крупицам откладываясь, подготавливая условия для появления болезней, вызванных загрязнением окружающей среды. Материальная заинтересованность рабочих в устойчивой работе предприятия также влияла на самосознание рабочих, подвигая их на компромисс с предприятием — губителем природы. Компромисс за счет своего здоровья, в угоду плану и зарплате.

Когда забили тревогу санитарные и медицинские органы, стали раздаваться призывы к радикальному решению экологической проблемы, это оказалось неожиданностью для большинства рабочих. Кроме того, замалчивание в прошлом истинных причин заболеваемости, экологических перспектив
 этого городка способствовало укоренению в умах людей спокойного, а порой и равнодушного отношения к природе.


В апреле 1985 г. врачи осмотрели 64 рабочих кислотоварочного цеха Приозерского завода. Итог: у них выявлено 126 болезней. Заболеваемость кишечно-желудочного тракта у жителей Приозерска в 2 раза выше, чем в среднем по Ленинградской области. Такова же статистика раковых и других заболеваний.


Санэпидслужба не раз опечатывала завод. Но каждый раз хозяйственники побеждали: нужно было выполнять план, план — любой ценой.


В 1983 г. Приозерский завод останарливался на день. Пуская его, заместитель министра объявил экологов врагами народного хозяйства.

В 1984 г. завод вновь закрыли на несколько дней. Пускал его уже министр.


Остановка завода на день обходилась государству в 4 млн. руб.


Как-то В. Распутин сказал, что и борцы за природу, и те, кто ее уничтожает, пользуются примерно одной терминологией, одними лозунгами. Разница между ними — в сути. Первые связывают свой патриотизм с желанием сохранить природу для человека, другие хотят как можно быстрее получить все для себя и своих современников.


Предлагая способ обеспечения приозерцев питьевой дой, директор завода ратовал за аммонирование воды, очищение ее при помощи активированного угля. При том была забыта аналогичная ситуация в городе Архангельске, где такая технология очистки воды оказалась безуспешной и где все-таки пришлось тянуть многокилометровый водопровод.

В районе Приозерского городского водозабора фенолов было не просто больше допустимой нормы — вода была опасна для питья.

Планировали вынести городской водозабор в безопасную зону. Но и это не выполнили (хотя такая мера — разве решение проблемы?). В 1972 и 1985 гг. были закрыты сначала первый, а потом и второй водозаборы Приозерска. Город, расположенный на берегу самого большого в Европе пресного, когда-то чистого озера, начал ввозить воду как заморский дефицит. Единственный, третий, водозабор не справлялся с подачей воды, да и к нему уже подступали загрязнения.


В январе 1987 г. директор ЦБК докладывал, что
 строительство трубопровода для отвода нечистот производства идет успешно. Готовился новый, вдалеке от города, сброс неочищенных стоков в Ладогу. На это «природоохранное» мероприятие Минлесбумпром СССР выделил 2 млн. руб., для него неожиданно появились и остродефицитные трубы. В 8 км от города намечалось ежесуточно выбрасывать 200—300 т опаснейшей органики.


24 сентября 1986 г. санитарная служба зафиксировала у ладожских водозаборов такую концентрацию вредных веществ, которая ставила под реальную угрозу водоснабжение Ленинграда. Из водопроводных кранов Приозерска шла вода с резким запахом. Сразу же было вынесено постановление санитарной службы о прекращении деятельности завода. Городские власти начали трудоустраивать две тысячи его работников.
В мае 1987 г. ЦК КПСС рассмотрел вопрос «О письмах трудящихся, связанных с экологической обстановкой в бассейне Ладожского озера»**), были названы виновники этого положения: Минлесбумпром СССР, Минцвет СССР, Минчермет СССР, Минхимпром СССР и др.

Отмечено, что Минстрой в северных и западных районах СССР в течение многих лет срывает планы строительно-монтажных работ по созданию очистных сооружений, а отдельные объекты превратились в долгострои и сооружаются 7—12 лет.


К моменту закрытия завода только предприятия Минлесбумпрома сбрасывали в Ладогу загрязненных стоков в 128 раз больше, чем в Байкал.

В фильме Ленинградской студии научно-популярных фильмов «Мираж» рабочие говорят: «Мы — за открытие завода», «Пусть работает, ведь не умираем же пока», «Что наш завод — Ладогу не он один гробит».

Да, были и такие мнения. Но в задыхающемся от загрязнений Приозерске подавляющим оказалось другое мнение — закрыть и перепрофилировать завод. Сторонники ведомственных интересов, как и прежде, готовы были представить эти патриотические устремления общественности как преступные.

Не получилось, не прошло. Перестройка сработала и здесь. Завод-загрязнитель был закрыт прочно, навсегда.


Директор закрытого в Приозерске завода вопрошал: «Так что же, теперь пол-отрасли закрывать? У нас есть заводы и похуже Приозерского». К сожалению, он прав, заводы эти для природы губительны. При потребности
 в природоохранном финансировании 1,5 млрд. руб. Минлесбумпрому выделяли почти в 5 раз меньше.


Назначенный недавно на завод директор А. Барка…лов настойчиво напирал на государственные интересы, требовал работы завода любой ценой: завод дает четверть вискозной целлюлозы страны, на 1,5 млрд. руб. товаров народного потребления, кормовые дрожжи для Продовольственной программы и т. д.


И все же принято решение перепрофилировать Приозерский целлюлозный завод на выпуск продукции, производство которой не будет приводить к загрязнению окружающей среды.

Для удовлетворения потребностей народного хозяйства в вискозной целлюлозе Минлесбумпром СССР предложил строительство и ввод в действие в 1990 г. варочного цеха по производству 200 тыс. тн товарной целлюлозы в год на Братском лесопромышленном комплексе.


Приозерский целлюлозный завод перепрофилирован на выпуск мебели и продукции деревообработки. В 1988 г. введены объединенные очистные сооружения для города Приозерска. Выполняются работы по рекультивации озера Дроздово. Срочно интенсифицированы работы по сооружению очистных сооружений завода “Питкяранта”. На Ляскельском ЦБК тоже предусмотрено сокращение производства целлюлозы. На бумажной фабрике в поселке Ляскеля построены очистные сооружения. На Окуловском ЦБК ускорено строительство очистных сооружений, начата газификация комбината, запланировано вывести из эксплуатации целлюлозный завод и спиртодрожжевой цех. На Сясьском целлюлозно-бумажном комбинате введена станция по очистке сточных вод картонно-бумажного производства.

Приведем выдержку из письма полковника в отставке В. Солода: «Мне выпала честь в годы блокады защищать легендарную «Дорогу жизни» артиллеристом-зенитчиком. Даже в те дни солдаты и командиры заботились о чистоте ладожской воды, и любой неряха, который сливал в озеро отработанные масла или пытался вымыть в нем машину, подвергался не только нравственному осуждению, но и дисциплинарному наказанию, хотя особых приказов на этот счет и не было. Руководствовались чувством ответственности, своей совестью. Так вправе ли мы сейчас под предлогом заботы о государственных интересах прощать безответственных работников, по чьей вине на грань катастрофы поставлено озеро? Воздавать им надо по всей строгости!»

Прощать мы не вправе. Из огромного списка экологических преступлений были выхвачены несколько административных и технологических нарушений, допущенных руководителями завода. Судили бывшего директора завода Н. Брега, главного инженера В. Пяревского и начальника кислотно-варочного цеха С. Журавлева. Признали их виновными в нарушении природоохранного законодательства и приговорили к одному году исправительных работ по месту службы с удержанием 20% заработной платы. Приговор не приведен в исполнение: осужденные подпали под амнистию...


Академик А. Трешников считает: чтобы восстановилось естественное состояние Ладоги, необходимы две полные смены воды в озере, на что уйдет 25 лет, но это при условии, если будут закрыты действующие ныне многочисленные мелкие источники загрязнения.


И все-таки закрытие Приозерского завода изменило не только экологическую ситуацию в этом районе. Люди поверили в возможность изменения экологической обстановки к лучшему, в то, что антиэкологическую деятельность ведомств можно поставить под контроль общественности.


Каковы же перспективы охраны природы Приладожья и самого озера?

***

В конце 1987 г. установлены четкие водоохранные границы бассейна Ладожского озера. В них особо выделяется прибрежная водоохранная полоса шириной около 100 м: здесь запрещена всякая хозяйственная деятельность, нельзя вести распашку земель, применять ядохимикаты и удобрения, пасти скот, вести производственное строительство и расширять существующие объекты, проводить мелиорацию. Регламентируется хозяйственная деятельность на остальной охраняемой территории шириной от 500 м до 3 км.

В этих зонах будут проводиться лесопосадки, берегоукрепительные работы. В Петрокрепости для контроля за состоянием этих зон создано Управление эксплуатации бассейнов Ладожского и Онежского озер. Поставлен вопрос о мелиорации нерестилищ: их начинают чистить, углублять, освобождать от синезеленых водорослей. Ликвидированы такие способы лесосплава, из-за которых засоряли реки топляком. Ведутся работы по укреплению берегов.


Для спортивного и любительского рыболовства выделен ряд участков у проходов в Ладожское озеро,
 у устьев впадающих в озеро рек.

На флоте поощряется использование электромоторов, парусов.


Речные суда оборудуются автономными очистными установками или специальными системами сбора нефтесодержащих и хозяйственно-бытовых сточных вод с передачей их на береговые или плавучие очистные сооружения; системами закрытой бункеровки топлива, гарантирующими исключение утечки нефтепродуктов в водоемы. Начали работать суда — сборщики сточных вод.


Общественность предложила создать в Северном Приладожье геолого-геофизический заповедник. Берега озера в этом районе сложены разнообразными горными породами. Здесь есть небольшие песчаные валы с реликтовыми рощами ползучей сосны, выходы редкого минерала скополита, участки скарновых месторождений и другие уникальные геологические объекты.


Авторы надеются, что осуществление этих и других мероприятий вернет Ладоге былую чистоту ее вод.

Из цикла «Уроки экономических просчетов».

[URL]




© «Инициативная группа «Ладога», 2007—2017

IO-HOSTS. Комфортный хостинг!